d3c87086     

Вагнер Николай Петрович - Папа-Пряник



Н. П. Вагнер
Папа-пряник
Это было давно, но может случиться и сегодня и завтра, - одним словом,
когда придется.
У Папы-пряника был большой торжественный праздник, а ты, верно, не знаешь,
что Папа-пряник над всеми сластями король и всем пряникам пряник.
И вот, раз сидел он на своем троне, в короне из чистого сусального золота,
в глазированной мантии с миндальными хвостиками и в маленьких новомодных
шоколадных сапожках. Трон его был большой, высокий пряник, обсыпанный самым
чистым блестящим сахаром-леденцом, да так густо, что снаружи никак нельзя было
видеть, что было внутри, но от этого самого он казался еще вкуснее и слаще,
чем был на самом деле.
Вокруг трона стояла почетная стража, в золотых мундирах, с фольговыми
саблями и шоколадными палками в руках. Все это были что ни на есть самые
лучшие пряничные солдаты, с сахарными цукатами.
А дальше полукругом сидели всякие сановники, разумеется, не настоящие, а
сахарные.
Позади них было множество прекрасных кавалеров и дам. Все кавалеры
смотрели в одну сторону: в ту самую, в которую были повернуты.
А дамы были просто прелесть. Они были из белого безе со сливками, легкие,
полувоздушные, пустые внутри. Каждая из них думала, что слаще ее нет ничего на
свете, и, смотря на каждого кавалера, думала: "вот он!" А кавалеры так и
таяли, потому что все были из чистого леденца.
Кругом повсюду, для порядка, были расставлены кондитеры в белых колпаках,
фартуках и с медными кастрюлями. Они стояли с чрезвычайно серьезными минами,
потому что честно относились к искусству и считали себя призванными смягчать
горечь этой жизни своими произведениями.
Наконец тут же в зале стояло множество детей, больших и малых, глупых и
умных, добрых и злых. Они смотрели на Папу-пряника и его стражу, на его
сановников, на кавалеров и дам, на варенья и конфеты. Одни думали: "Ах, если
бы нам дали вот эти бонбоньерки!", а другие: "Ах, если бы попробовать нам хоть
один пряник!" - и все облизывались, что было совсем некстати, потому что они
еще ничего не отведали.
- Ну! - сказал Папа-пряник, - принесите теперь награды. Сегодня мы
награждаем всех умных и прилежных детей. И это так и следует по закону. Потому
что поощрение везде необходимо.
Принесли на огромном серебряном подносе огромный пряник. Ах, что это был
за пряник! Такого, наверно, никогда не было и никто во сне не едал. Пухлый,
рыхлый, поджаренный, подпеченный, с вареньем, изюмом, коринкой, миндалем,
мускатом, цукатом, ну, словом, со всем, что в нем было, на всякий вкус, даже
такой, какого вовсе и не было. А когда стали резать этот пряник, то из него
просто так-таки и потекло самое вкусное варенье, а у всех детей потекли
слюнки... Ах! Нет, лучше и не рассказывать!..
Папа-пряник подзывал к себе каждого умного прилежного мальчика и давал ему
по большому куску вкусного пряника.
Когда все прилежные ученики были награждены, а глупые лентяи проглотили
все свои собственные слезы вместо пряника, то Папа-пряник снова встал с своего
трона и сказал:
- Теперь надо назначить к будущему празднику премию за добрые дела, потому
что и в добрых делах должна быть конкуренция. Я предлагаю самый большой
вкусный пряник тому, кто сделает настоящее доброе дело. Идите и радуйтесь!
Когда все дети разошлись по домам, то начали играть в мяч, кегли и даже
бирюльки, так что все пряники были забыты, а добрые дела подавно. Только трое
мальчиков на другой день вспомнили, что было вчера, и это было хорошо, потому
что мог бы и никто не вспомнить.
Одного мал



Назад